Четвертая часть стенографического отчёта о расширенном заседании президиума Государственного совета по вопросу повышения энергоэффективности российской экономики.

Одним из наиболее крупных и энергоёмких регионов нашей страны, самым крупным, естественно, является Москва. Поэтому я предлагаю послушать мэра Москвы – Юрия Михайловича Лужкова. Там есть свой опыт работы, естественно.

Ю.ЛУЖКОВ: Спасибо.

Глубокоуважаемый Дмитрий Анатольевич!

Дорогие коллеги!

Тема, которая сегодня обсуждается, является по-настоящему стратегически важной для нашего государства. Если говорить о пропорциях, то жилищно-коммунальное хозяйство занимает едва ли не больше половины всех возможностей по энергосбережению или по использованию альтернативных видов энергии. Мы в Москве давно и много занимается энергосбережением. Я хотел бы доложить о таких конкретных моментах, которые, мне кажется, могут быть полезными и по оценке результатов работы, и по тем, может быть, ближайшим перспективам, которыми нужно заниматься всем муниципалитетам, регионам. Первое, о чём я хочу сказать, это о жилом фонде. Жилой фонд у нас разный. Мы, занявшись этой проблемой в Москве, увидели, что так называемые хрущёвские пятиэтажки первого периода индустриального домостроения зимой светятся самым ярким цветом в инфракрасном излучении, то есть через стены, через крыши теряют бешеное количество тепла. Мы по этой причине, да плюс к тому они представляют собой недостаточный комфорт по жизни, начали их сносить. За этот период снесли 6 миллионов квадратных метров пятиэтажек. Это, конечно, далеко не всё. И мы начали изучать теплопотери в других строениях, которые не подлежат сносу. Разработали программу капитальных ремонтов, приступили к её реализации. В прошлом году эта программа касалась 1,5 тысячи домов – это 11- и 12-этажные здания, у которых теплопотери являются, пожалуй, по сравнению с другими современными домами наиболее крупными.

Проведение капитального ремонта дало нам удивительный результат не только по освежению внутренних коммуникаций, не только по тому, что мы облагораживаем внешний облик дома и делаем его капитализацию гораздо выше, но и потому, что мы по капитальному ремонту домов экономим 30 процентов тепла, которые раньше или через стены, или через устаревшие окна, лоджии, двери, крыши терялись в атмосфере.

Кроме этого, мы сформировали и завершили на сегодня систему контроля энергоснабжения в каждый дом. Это сложная и довольно нудная работа, но применение уже современных систем регулирования ввода тепла, воды, горячей воды в дома даёт плюс 10 процентов. Итак, на капитальном ремонте мы получаем для домов, которые не получается, нельзя сносить, 40 процентов прямой экономии тепла и энергии. Плюс ещё соответственно то облагораживание внешнего облика, в котором каждый город нуждается. И когда мы говорим об этих возможностях, то, конечно (а мы обещали москвичам завершить первый этап, крупнейший этап капитальных ремонтов домов в 2014 году), это означает, что не меньше 7 процентов от общего количества домов мы должны ежегодно подвергать этому капитальному ремонту. Грандиозная, сложнейшая программа, но она необходима, и она воспринимается жителями. Она необходима для того, чтобы решать следующую задачу, о которой я чуть-чуть позже скажу.

Мы говорим об экономии воды. Да, кстати, абсолютно согласен с теми данными, которые Вы привели, Дмитрий Анатольевич. В 2019 году Европа не будет разрешать применять проекты домов, у которых нет нулевого режима теплопотребления. Слушайте, если посмотреть и сравнить, в каком мы положении, то понятной является абсолютно острейшая необходимость увеличения объёмов капитальных ремонтов домов и приведения нашего жилья в режим хотя бы относительного тепло- и энергосбережения. Она возможна. Опыт Москвы, я знаю опыт Татарстана, других регионов, говорит о полной возможности в пределах наших ресурсов выполнять эту работу, может быть, с разной интенсивностью, но это обязательные стратегически важные задачи для нас.

Задачи эти очень нелёгкие, некоторые из них потребуют от нас достаточно жёстких решений. Но только сейчас у нас есть шансы наверстать отставание.

Следующий вопрос – это вопрос энергоснабжения. В Москве у нас 27 крупных теплоэлектростанций, 51 РТС (районная теплостанция). И, слава богу, мы за эти годы практически избавились от местных котельных. Местные котельные – это КПД паровоза. Мы сейчас начали заниматься районными теплостанциями. РТС – это система, которая сжигает газ, производя горячую воду, – абсолютно недопустимая, несвоевременная и несовременная вещь. Мы ставим вопрос так (и начали в этом направлении реальные работы): если РТС не будет трансформирована в систему, где газ сначала даёт нам электроэнергию, а потом отработанные продукты горения дают нам горячую воду, такой РТС перспективы нет. И я вынужден был по этой причине уже закрыть несколько районных теплостанций, поставив условия: давайте вводить энергоблоки, у нас типовая РТС даёт 660 гигакалорий тепла, если на такую РТС на 660 гигаколорий повесить 300 мегаватт электроэнергии – нет проблем. Слушайте, какую мы можем получить не только экономию, но какой мы можем получить прирост электроэнергии и как мы можем изменить коэффициент полезного действия. Районная теплостанция и котельная – это 25–35 процентов КПД. КПД такого комплекса, я его называю миниТЭЦ, – это 58–60 процентов, а если мы вводим, эту работу мы провели с энергетиками, парогазовый цикл вторичный, то мы получаем систему с КПД 85 процентов. Вот такая система – это наша цель, такая система допустима и приемлема для того, чтобы говорить о современном энергообеспечении. У нас в этом плане очень много отсталого, и всё это нужно поправлять. Всё это поправлять можно за счёт того, что подобные проекты дают возврат капитала примерно в три года, через три года мы получаем возврат капитала.

Следующий вопрос – это водопотребление. Мы просто расточительны «до полного не могу». В среднем в России потребляют 315 литров воды. Москва потребляет 270 – это много, в мире: в Дании потребляют 115 литров, в Голландии – 160 литров, в Германии – 160 литров. Почему мы так расточительны по воде? А для того, чтобы подготовить литр питьевой воды, нужно затратить бешеное количество электроэнергии, во-первых, на то, чтобы её перекачать, во-вторых, на остальные элементы водоподготовки. И, проведя все эти исследования, изучения, к сожалению, я не могу здесь говорить более обстоятельно, мы заявляем о том, Дмитрий Анатольевич, что мы будем обращаться в Правительство с предложением снизить лимиты выделения газа за счёт уже выполненных мероприятий городу Москве примерно на 1 миллиард кубов газа. Это хорошая цифра и хороший результат. И, выполняя эти работы, даже в условиях повышения тарифов население начинает платить меньше. Это тоже очень большой фактор, поскольку потребление за счёт утепления домов, за счёт других факторов – потребление меньше, и сумма, которую платит население, меньше, или наши дотации городские тоже меньше.

Последние два коротких вопроса. Я согласен с Игорем Ивановичем Сечиным, что нам необходима мощная государственная информационная система. Без неё мы толком не сможем управлять этим процессом. Это первое.

Второе. Никакие законы прямого действия в организации этой работы нам не помогут. Нам нужно вводить систему индикаторов удельных видов расходов по аналогам и всё то, что у нас происходит, сравнивать с этими лучшими показателями в мире и лучшими показателями в стране. Вот такой индикативный метод, ибо законы прямого действия это разнообразие не смогут вобрать в себя, включить в эту, как говорится, всю систему оценок, а вот индикативные оценки, где мы можем оценить своё место – плохое, лучшее, среднее, – должны обязательно быть введены на уровне государства, Минрегионразвития или Минэкономразвития.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Юрий Михайлович. Интересное у Вас выступление.

Слово для выступления Министру экономического развития – Эльвире Сахипзадовне Набиуллиной.

Э.НАБИУЛЛИНА: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Уважаемые коллеги!

Известно, что энергоёмкость российской экономики в несколько раз выше, чем в большинстве развитых стран. И поэтому задача сокращения энергоёмкости ВВП на 40 процентов абсолютно реальна и необходима. И её выполнение приведёт не только к сбережению энергоресурсов, что, конечно, важно. По нашим оценкам, мы сможем сберечь до 7–8 процентов мирового потребления газа, до 1 процента мирового потребления электроэнергии, угля, воды – это важные величины. Но самое важное то, что, конечно, мы повысим эффективность экономики, её конкурентоспособность, потому что энергоэффективность – это не только и не столько качество энергетики, сколько качество самой экономики, затрагивает практически все отрасли экономики и меняет экономическое поведение как бизнеса, так и людей.

И на решение этих задач направлен проект закона, который мы подготовили вместе с депутатами. Я бы коротко хотела его охарактеризовать, какие конкретно решения предлагаются.

Предложены конкретные меры по четырём направлениям. Первое направление – это население, жилищный фонд. Здесь потенциал энергосбережения, энергоэффективности, по оценкам, составляет до четверти всего потенциала. И, что очень важно, мы здесь повысим не только энергоэффективность, но сможем улучшить благосостояние граждан и снизить расходы на жилищно-коммунальные услуги на 25–30 процентов, повысить комфортность жилья. Это первое ключевое направление.

Второе направление – энергетика и коммунальное хозяйство. Здесь мы безвозвратно теряем около 20 процентов ресурсов. И надо сказать, что потери в сетях и затраты топлива на 1 киловатт-час возросли по сравнению с советским периодом. Это, конечно, очень печальные цифры. И здесь потенциал энергоэффективности составляет 40 процентов от всего потенциала, то есть, наверное, самый количественно важный приоритет.

Третье направление, о котором и Вы, Дмитрий Анатольевич, говорили в своём вступлении, – это государственный сектор, бюджетный сектор. Здесь тоже очень большая энергорасточительность. И мы должны начать с того, чтобы предъявить наибольшие требования по энергоэффективности с тем, чтобы показать пример и создавать спрос на энергосервисные услуги и продукты.

И последний по списку приоритет закона, но не по значимости, – это экономическое стимулирование, повышение энергоэффективности в частном секторе.

Коротко об основных направлениях. По жилью. Нами предлагается, чтобы в отношении домов, которые вводятся в эксплуатацию после 1 января 2011 года, в том числе после капитального ремонта, вводились ключевые требования.

Первое – соответствие жёстким требованиям энергоэффективности.

Второе – наличие приборов учёта.

И третье – ответственность застройщиков за соответствие требованиям энергоэффективности в течение определённого срока (в течение 10 лет). Потому что недостаточно сдать здание, соответствующее энергоэффективности, важно, чтобы оно соответствовало этим требованиям в течение некоторого срока эксплуатации. Это то, что касается новых зданий.

То, что касается уже имеющегося жилого фонда. Предлагается ввести стандартный комплекс обязательных мероприятий по энергосбережению в отношении общего имущества многоквартирных домов. Они достаточно простые, не энергоёмкие, но дающие быструю окупаемость. Такие, как датчики движения при освещении подъезда, доводчики дверей, утепление оконных проёмов и так далее. Второе. Ввести возможность заключения долгосрочных энергосервисных контрактов, которые уже начинают развиваться у нас, но пока недостаточно. Энергосервисные контракты, которые позволяют инвестиции в энергоэффективность окупать за счёт экономии, получаемой в дальнейшем от экономии ресурсов.

И третье. Устанавливать различные уровни тарифов в зависимости от энергопотребления, в том числе вводить субсидированную норму потребления электроэнергии. Это то, что касается жилищного сектора.

Другое направление – энергетика и ЖКХ. Здесь предлагается ввести в обязательном порядке приборы учёта, их установку, ввести обязанность и процедуры поэтапного установления этих приборов учёта. Второе: вводить долгосрочные тарифы с сохранением экономии, возникающей в результате мероприятий по энергосбережению. Третье: ввести требования по реализации программ энергоэффективности, энергосбережения для компаний естественных монополий.

Третье направление касается государственного сектора. Здесь также предлагается задать ориентиры по снижению расходов на потребление энергоресурсов на 15 процентов в течение пяти лет с сохранением экономии у бюджетных организаций. Также заключать типовые долгосрочные энергосервисные контракты, и, что очень важно, реализация региональных программ энергоэффективности. Такие проекты уже реализуются во многих регионах, и мировой опыт показывает, что одним из успешных механизмов повышения энергоэффективности всей экономики являются региональные программы. И такие программы энергоэффективности должны быть у всех субъектов и муниципалитетов, показатели по их выполнению должны также входить в оценку эффективности деятельности субъектов и муниципалитетов.

В целях стимулирования спроса на энергоэффективную продукцию также предлагается вводить требования по госзакупке именно энергоэффективной продукции, то есть в сами требования по госзакупкам.

Прежде чем перейти к мерам по частному сектору, хотела бы сказать, что мы у себя, в Минэкономразвития, провели энергоаудит в 2008 году, получили любопытные результаты. В целом у нас на центральное здание на энергоресурсы тратится 16 миллионов рублей. Оказалось, что нам нужно на реализацию таких ключевых энергоэффективных мероприятий 3,5 миллиона рублей, и они могут окупиться в течение двух лет. Если бы у нас был такой достаточно длинный контракт на энергосервисные услуги, мы могли бы это сделать и окупить эти затраты в течение двух лет.

Этот аудит позволил нам сделать ряд выводов. Первый – такие меры приводят не только к экономическому эффекту, но и к повышению комфортности условий работы, в том числе и температурных режимов, и в жилье то же самое будет по комфортности жилищных условий.

Второй – реализация этих мер затруднительна без того, чтобы была создана правовая база под энергосервисные контракты.

И третий – рынок энергообследований у нас пока в стране находится в зачаточном состоянии и ещё пока недостаточно клиентоориентирован, поэтому этот рынок, конечно, должен развиваться. Как только появится заказ, вероятно, будет его развитие.

Мы считаем, что закон, который принимается, конечно, пытались в него включить максимум норм прямого действия, он достаточно сложный в реализации, будет требовать надстройки. И нам кажется очень важным апробировать многие механизмы на примере пилотных проектов, на примере регионов. Это очень важно сделать – отобрать пилотные регионы и реализовать такие механизмы.

И последний блок касается мер стимулирования для частного сектора. Правда, хочу начать не столько со стимулов, сколько с запретов. Действительно, в проекте закона мы предлагаем, чтобы были введены и права на запрет оборота ряда видов продукции, в том числе таких, как уже известные лампочки накаливания, через технические регламенты. Очень важно постепенно повышать требования к энергоэффективности.

Предлагается вводить требования по обязательной маркировке классов энергоэффективности для бытовых приборов, компьютерной, оргтехники, что делается во многих странах и также влияет на поведение потребителей.

И в качестве возможных мер экономического стимулирования предлагаем установить право на возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам для проектов по энергоэффективности, амортизационные льготы для самого энергоэффективного оборудования, инвестиционные налоговые кредиты организациям, осуществляющим инвестиционную деятельность.

Несмотря на имеющиеся бюджетные ограничения, мы проанализировали все проекты во многих странах, и, конечно, без мер либо налогового стимулирования, либо софинансирования проектов энергоэффективности такие успешные проекты невозможны. Поэтому такие механизмы нам надо будет предусматривать, постепенно расширяя их поле.

И отдельный блок в законе также посвящён информационному сопровождению на всех уровнях. Это действительно важнейшая задача. Я здесь полностью поддерживаю Игоря Ивановича и Юрия Михайловича: без того, чтобы поменять поведение, нам вряд ли удастся успешно реализовать все эти меры. И поэтому информационный блок, единая информационная система очень важны.

И исходим из того, что проект сложный, но реализуемый, и направлен на повышение энерго- и электроэффективности всех сфер экономики, будет стимулировать инновационное развитие и повлияет в целом на повышение конкурентоспособности российской экономики. Если мы этого не будем делать, то мы отстанем от большинства развитых стран, которые этим занимаются в полной мере.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Эльвира Сахипзадовна. Только с одной маленькой корректировкой печальной: не «мы отстанем», а мы уже очень и очень отстали. Только сейчас у нас ещё есть шансы наверстать это отставание, а впоследствии наше отставание может приобрести уже характер невосполнимого.

Давайте продолжим работу. Тема сверхактуальная.

Источник: http://www.nrgural.ru/

 

Наши представительства в ЦЧР:

  • (4722) 372-230
  • (473) 250-2232
  • (4712) 311-423
  • (4742) 392-596